Меч обоюдоострый молитва

У вас есть обоюдоострый меч!

Меч обоюдоострый молитва

22 февраля.

Ибо слово Божье живо и действенно
и острее всякого меча обоюдоострого…

— Евреям 4:12

Что же значит «обоюдоострый меч», о котором говорится в Послании к Евреям 4:12, и какова его роль? Фраза «обоюдоострый меч» не раз употребляется в Новом Завете, стало быть, это очень важно.

Например, апостол Иоанн, увидев на острове Патмос видение, написал: «Он держал в деснице Своей семь звёзд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лицо Его, как солнце, сияющее в силе своей» (Откровение 1:16).

Заметьте, обоюдоострый меч выходил из уст Иисуса! Почему же этот меч был у Него в устах? Разве он не должен быть в руке?

Слово distomos — «обоюдоострый», одно из самых необычных слов Нового Завета. Необычных — потому что состоит из двух слов: di, что значит два, и stomos — уста. А целиком словоdistomos означает вышедший из двух уст. Не кажется ли вам это немного странным? Так почему же Божье Слово всё время упоминается в Писании как «обоюдоострый меч», или, говоря буквально, «меч, вышедший из двух уст»?

Божье Слово подобно мечу, острому с обеих сторон, с помощью которого можно нанести врагу огромный ущерб. В Послании к Ефесянам 6:17 он ещё называется «меч духовный, который есть Слово Божье» (см.

главу «8 февраля»). Как мы уже говорили, греческое слово rhema — «слово», описывает то, что было сказано чётко и ясно и не подлежит обсуждению.

В Новом Завете слово rhema употребляется в значении живое слово.

Вот пример rhema, или живого слова: вы молитесь за какую-то нужду, и вдруг в вашем сердце всплывает определённый стих из Библии. Вы понимаете, что Бог дал вам этот стих, и вам нужно ухватиться за него. Вы получили слово прямо из уст Бога, и оно вошло в ваш дух. Это слово от Бога такое острое, что прошло сквозь ваши сомнения, интеллект, логику и проникло в самое сердце.

Чем больше вы размышляли над этим словом, тем весомее оно становилось внутри вас. Вскоре вы уже не могли удерживать его внутри себя. Вы уже не могли не говорить то же самое, что сказал вам Бог. Вам хотелось произносить это своими устами. А когда вы так и сделали, эти слова оказались, как острая бритва.

Они оттеснили врага, который пошёл войной на вас, вашу семью, работу, служение, деньги, взаимоотношения, здоровье.

Таким образом, сначала это слово вышло из Божьих уст, а потом из ваших. Именно в тот момент, когда оно вышло из ваших уст, оно стало «обоюдоострым мечом», буквально, «мечом, вышедшим из двух уст». Один край этого меча появился, когда слово вышло из уст Бога. Второй край добавился, когда это слово вышло из ваших уст.

Божье Слово останется мечом с одним острым краем, если, выйдя из Божьих уст и проникнув в ваше сердце, оно не вышло потом из ваших уст. Это слово останется бездействующим в вашем сердце, так и не став обоюдоострым мечом, каким Бог предназначил ему быть.

Но если вы всё-таки начинаете провозглашать это слово, что-то начинает происходить в духовном мире. В тот момент, когда оно вышло из ваших уст, добавился второй край меча. Слово, вышедшее сначала из Божьих уст, а потом из ваших, обладает огромной силой.

Вы с Богом приходите в единство, и тогда Его мощная сила устремляется к вашей проблеме и решает её.

Наполняйте свой дух Словом, размышляйте над ним и отводите ему первое место в своей жизни. Так вы сделаете первый шаг к тому, чтобы добавить Слову «второй край».

А когда дьявол вздумает напасть на вас, Святой Дух достанет из запаса Божьего Слова, находящегося внутри вас, именно тот стих, который вам нужен на данный момент.

Выйдя из ваших уст, он станет обоюдоострым мечом, который наведёт на дьявола дикий ужас.

Моя молитва на сегодня

Господь, я знаю, что Твоё Слово способно сразить дьявола, если он надумает восстать против меня, поэтому я буду наполнять Словом своё сердце и свой дух.

Прости меня, что раньше я только бегло просматривал Твоё Слово, вместо того чтобы насаждать его в своём сердце. Я понимаю, что в Слове содержатся ответы на интересующие меня вопросы.

Твоё Слово, вышедшее из моих уст, имеет силу уничтожить козни дьявола против меня. Господь, я решаю с сегодняшнего дня наполнять свой дух Твоим Словом.

Во имя Иисуса. Аминь.

Моё исповедание на этот день

Божье Слово — это обоюдоострый меч, и, выходя из моих уст, оно становится действенным. Я читаю Слово, оно откладывается в моём сердце, а затем я провозглашаю его, чтобы разрушить все умыслы дьявола и одержать победу в любых обстоятельствах.

С верой я исповедую это во имя Иисуса.

Поразмышляйте над этими вопросами

  1. Вспомните, бывало ли так, что конкретное место Писания приходило вам на ум и тогда вы чувствовали себя сильнее?
  2. Когда Бог говорит вам rhema, размышляете ли вы над этим словом, провозглашаете ли его? Или вы забываете произносить вслух это живое слово, поэтому оно остаётся бессильным и бездейственным?
  3. Что происходит, когда вы начинаете говорить то же самое, что сказал вам Бог?

Источник: //rickrenner.ru/sparkling-gems/u-vas-est-oboyudoostryj-mech/

Неделя 4-я по Пятидесятнице

Меч обоюдоострый молитва

(Рим.6:18-23. – Зачало 93)

[Рабство греху и рабство Богу] [Бра­тья,] осво­бож­ден­ные от гре­ха, вы бы­ли по­ра­бо­ще­ны пра­вед­но­сти. Го­во­рю по рас­суж­де­нию че­ло­ве­че­ско­му, ра­ди немо­щи пло­ти ва­шей.

Как [неко­гда] вы пре­да­ли чле­ны ва­ши в ра­бы нечи­сто­те и без­за­ко­нию [и впа­ли] в без­за­ко­ние, так те­перь пре­дай­те чле­ны ва­ши в ра­бы пра­вед­но­сти к освя­ще­нию.

Ведь ко­гда вы бы­ли ра­ба­ми гре­ха, то­гда бы­ли сво­бод­ны от пра­вед­но­сти.

Ка­кой же плод вы име­ли то­гда? Та­кие де­ла, ка­ких ныне са­ми сты­ди­тесь, по­то­му что за­вер­ше­ние их – смерть. Но те­перь, осво­бож­дён­ные от гре­ха и от­дан­ные в раб­ство Бо­гу, вы по­лу­чи­ли плод ваш к освя­ще­нию и, как ре­зуль­тат [это­го], – жизнь веч­ную. Ведь пла­та за грех – смерть, а дар бла­го­да­ти Бо­жи­ей – жизнь веч­ная во Хри­сте Иису­се, Гос­по­де на­шем.

Евангельское чтение на Литургии

(Мф.8:5-13. – Зачало 25)

[Исцеление слуги центуриона, или Вера, удивившая Иисуса]

Центурион римской армии,
I в. н. э. (реконструкция)

(В то вре­мя,) ко­гда во­шёл Он [Иисус] в Ка­пер­на­ум, по­до­шёл к Нему цен­ту­ри­он («сот­ник»), про­ся о по­мо­щи и го­во­ря: «Гос­по­дин мой! У ме­ня до­ма ле­жит мой слу­га в па­ра­ли­че и страш­но му­ча­ет­ся». И го­во­рит ему Иисус: «Так Я при­ду его ис­це­лить».

И цен­ту­ри­он от­ве­тил Ему: «Гос­по­дин мой! Я недо­сто­ин, чтобы Ты во­шел под кров мой, но Ты толь­ко ска­жи сло­во, и мой слу­га ис­це­лит­ся. Я ведь сам че­ло­век под­на­чаль­ный, и у ме­ня во­и­ны в под­чи­не­нии. Го­во­рю од­но­му: «Пой­ди!», – и он идёт; а дру­го­му: «При­ди!» – и при­хо­дит; или то­му же слу­ге: «Сде­лай то и то!» – и он де­ла­ет.

Услы­шав это, Иисус изу­мил­ся и ска­зал тем, кто бы­ли с Ним: «Во­ис­ти­ну го­во­рю вам, та­кой ве­ры Я не на­шел ни у ко­го да­же в Из­ра­и­ле.

А по­то­му го­во­рю вам, что мно­гие при­дут с во­сто­ка и за­па­да и воз­ля­гут на пир­ше­стве с Ав­ра­амом, Иса­а­ком и Иа­ко­вом в Цар­стве Небес­ном; а те, ко­му Цар­ство бы­ло уго­то­ва­но[1], из­вер­же­ны бу­дут во тьму внеш­нюю: там бу­дет плач и скре­жет зу­бов­ный».

И ска­зал Иисус цен­ту­ри­о­ну: «Иди, и да бу­дет те­бе, как ты ве­ро­вал». И его слу­га ис­це­лён был в тот же час.

«Меч обо­ю­до­ост­рый»

Про­то­и­е­рей Алек­сандр Со­ро­кин[2]

Со­дер­жа­тель­ная глу­би­на и но­виз­на про­по­ве­ди свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла во мно­гом опре­де­ля­лись ее эф­фект­но­стью и необыч­но­стью по фор­ме: язы­ко­вой ма­не­рой, сти­ли­сти­че­ски­ми при­е­ма­ми, на­бо­ром срав­не­ний и об­ра­зов.

Ко­неч­но, мы су­дим об этом по его По­сла­ни­ям, со­став­ля­ю­щим зна­чи­тель­ный раз­дел Свя­щен­но­го Пи­са­ния Но­во­го За­ве­та, а так­же по его мис­си­о­нер­ским ре­чам, из­ло­жен­ным свя­тым апо­сто­лом Лу­кой в кни­ге Де­я­ний Свя­тых Апо­сто­лов.

Апо­стол Па­вел су­мел рас­крыть спа­си­тель­ное зна­че­ние крест­но­го по­дви­га Иису­са Хри­ста во всей его остро­те, важ­но­сти, да­же, ска­жем так, «прон­зи­тель­но­сти», а, глав­ное, – ак­ту­аль­но­сти бук­валь­но для каж­до­го че­ло­ве­ка, неза­ви­си­мо от то­го, кем был этот че­ло­век преж­де, чем уве­ро­вал во Хри­ста.

Этой те­ме в осо­бен­но­сти мно­го уде­ле­но вни­ма­ния в од­ном из са­мых объ­ем­ных и бо­го­слов­ски на­сы­щен­ных по­сла­ний «апо­сто­ла язы­ков» – к Рим­ля­нам. С него на­чи­на­ет­ся кор­пус Пав­ло­вых по­сла­ний в Но­вом За­ве­те, с него же на­чи­на­ет­ся и круг ря­до­вых апо­столь­ских чте­ний на Ли­тур­гии по Пя­ти­де­сят­ни­це.

Апо­столь­ское чте­ние 4-й Неде­ли по Пя­ти­де­сят­ни­це (Рим.6:18-23) – хо­ро­ший при­мер то­го, на­сколь­ко яр­ким бы­ло Бла­го­ве­стие в ис­пол­не­нии ве­ли­ко­го апо­сто­ла. Оста­но­вим­ся на пер­вом сти­хе это­го от­рыв­ка. Име­ет смысл об­ра­тить­ся к раз­лич­ным ва­ри­ан­там пе­ре­во­да на рус­ский язык:

Си­но­даль­ный пе­ре­вод: «[Бра­тья,] осво­бо­див­шись от гре­ха, вы ста­ли ра­ба­ми пра­вед­но­сти». Пе­ре­вод епи­ско­па Кас­си­а­на (Без­об­ра­зо­ва): «Бу­дучи осво­бож­де­ны от гре­ха, вы бы­ли по­ра­бо­ще­ны прав­де». Пе­ре­вод ар­хи­манд­ри­та Иан­ну­а­рия (Ив­ли­е­ва): «Осво­бож­ден­ные от гре­ха, вы от­да­ны в раб­ство прав­де».

Как ви­дим, два по­след­них ва­ри­ан­та го­раз­до рез­че пе­ре­да­ют ту на­ме­рен­ную, под­чёрк­ну­тую вы­пук­лость вы­ска­зы­ва­ния апо­сто­ла Пав­ла, ко­то­рая под­ра­зу­ме­ва­ет нечто, ка­жет­ся, непри­ем­ле­мое для че­ло­ве­ка. В са­мом де­ле, что мо­жет быть ху­же раб­ства, и раз­ве мо­жет нор­маль­ный че­ло­век же­лать «быть от­дан­ным в раб­ство»?!

Нема­ло­важ­но, что цер­ков­но­сла­вян­ский пе­ре­вод со­хра­ня­ет эту непо­вто­ри­мую вы­ра­зи­тель­ность Пав­ло­вой ре­чи:

Свобожд­ше­ся от гре­ха, по­работи­сте­ся прав­де.

Раб­ство прав­де или раб­ство Бо­гу – это спе­ци­аль­но по­до­бран­ный апо­сто­лом Пав­лом об­раз, чтобы встрях­нуть на­ше со­зна­ние, оза­да­чить его, мо­жет быть, за­ста­вить воз­му­тить­ся, но, в ко­неч­ном ито­ге, по­ста­вить пе­ред необ­хо­ди­мо­стью по­ни­ма­ния, что раб­ство Бо­гу – это бла­жен­ное, ра­дост­ное, окры­ля­ю­щее слу­же­ние прав­де и люб­ви. Толь­ко этим мож­но объ­яс­нить проч­но во­шед­ший в цер­ков­ный лек­си­кон тер­мин «раб Бо­жий».

Соль, те­ря­ю­щая си­лу

К со­жа­ле­нию, в на­шей цер­ков­ной жиз­ни и про­по­ве­ди про­ис­хо­дит под­час не все­гда так, а со­всем на­обо­рот. Ко­гда-то про­зву­чав­шее Сло­во Бо­жие за­став­ля­ло лю­дей об­ра­тить­ся, по­ка­ять­ся, пе­ре­смот­реть ка­кие-то при­выч­ные прин­ци­пы и жиз­нен­ные пред­став­ле­ния. Ведь, по сло­вам ап.

Пав­ла, это Сло­во «ост­рее вся­ко­го ме­ча обо­ю­до­ост­ро­го: оно про­ни­ка­ет до раз­де­ле­ния ду­ши и ду­ха, со­ста­вов и моз­гов, и су­дит по­мыш­ле­ния и на­ме­ре­ния сер­деч­ные» (Евр.4:12).

Но в на­шей «бла­гост­ной» пра­во­слав­ной жиз­ни оно по­рой те­ря­ет свою остро­ту и си­лу, бу­дучи «кон­вер­ти­ро­ва­но» в стан­дарт­ный язык елей­ных фраз, при­ев­ших­ся бла­го­че­сти­вых вы­ра­же­ний и слад­ких для уха фигур ре­чи.

И на­ша про­по­ведь, и да­же на­ша «во­цер­ко­в­лён­ная» речь за­ча­стую яв­ля­ет­ся сви­де­те­лем де­валь­ва­ции Сло­ва Бо­жия в серд­цах лю­дей.

Та­кая речь бес­по­лез­на, она бьет ми­мо це­ли, не до­но­сит всей си­лы Еван­ге­лия, имен­но из-за то­го, что мы при­вык­ли мыс­лить и вы­ра­жать­ся сло­жив­ши­ми­ся штам­па­ми – о спа­се­нии, о Хри­сте, о Бо­ге.

Эти «кли­ше» вос­при­ни­ма­ют­ся как что-то са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­ще­е­ся, при­ев­ше­е­ся для лю­дей в Церк­ви и став­шее ма­ло­по­нят­ным «шиф­ром» для лю­дей, взи­ра­ю­щих на Цер­ковь со сто­ро­ны и по­то­му не ре­а­ги­ру­ю­щих на её сло­во.

Здесь мож­но вспом­нить од­ну совре­мен­ную по­учи­тель­ную прит­чу:

«Од­на­жды в вет­ре­ную по­го­ду па­ра­шю­тист спрыг­нул с са­мо­ле­та; шква­ли­стый по­рыв вет­ра от­бро­сил его на мно­го миль в сто­ро­ну от за­пла­ни­ро­ван­но­го ме­ста при­зем­ле­ния. Его па­ра­шют за­це­пил­ся за де­ре­во, и ему при­шлось про­ви­сеть несколь­ко ча­сов в Бо­гом за­бы­том ме­сте, по­сто­ян­но мо­ля о по­мо­щи. На­ко­нец по­ка­зал­ся про­хо­жий.

– Как ты по­пал на де­ре­во? – спро­сил он.

Па­ра­шю­тист объ­яс­нил ему. За­тем по­ин­те­ре­со­вал­ся, где он на­хо­дит­ся.

– На де­ре­ве, – по­сле­до­вал от­вет.

– Э! – ска­зал па­ра­шю­тист, – Да ты, на­вер­ное, цер­ков­ник!

Незна­ко­мец силь­но уди­вил­ся и ска­зал:

– Точ­но. А как ты до­га­дал­ся?

– Очень про­сто, – ска­зал па­ра­шю­тист, – то, что ты го­во­ришь, с од­ной сто­ро­ны – ис­тин­но, а с дру­гой – со­вер­шен­но бес­по­лез­но!»

Два по­лю­са

Воз­вра­ща­ясь к апо­столь­ско­му по­сла­нию, мож­но сме­ло утвер­ждать, что успех и си­ла его про­по­ве­ди и за­клю­ча­лись в том, что она «до­ста­ва­ла» лю­дей: слу­шая его речь, лю­ди от­кры­ва­ли для се­бя путь че­ло­ве­че­ской жиз­ни как путь, пол­ный непре­хо­дя­ще­го смыс­ла.

Ведь и в са­мом де­ле, нет бо­лее про­ти­во­по­лож­ных и бес­ко­неч­но да­ле­ко от­сто­я­щих друг от дру­га ве­щей, чем пра­вед­ность и грех, Хри­стос и смерть, спа­се­ние и по­ги­бель…

Эти про­ти­во­сто­я­щие друг дру­гу по­лю­са апо­стол Па­вел вос­при­ни­ма­ет как два цен­тра тя­го­те­ния, к од­но­му из ко­то­рых устрем­ля­ет­ся че­ло­век, на­по­до­бие то­го, как один из двух маг­ни­тов – тот, что силь­нее или бли­же, при­тя­ги­ва­ет к се­бе ме­тал­ли­че­ский пред­мет.

Че­ло­век слу­жит или од­но­му, или дру­го­му. Он все­гда в дви­же­нии, в «век­то­ре», он все­гда тя­го­те­ет или к прав­де, или к гре­ху.

«Ко­гда вы бы­ли ра­ба­ми гре­ха, вы бы­ли сво­бод­ны от пра­вед­но­сти, – пи­шет даль­ше апо­стол Па­вел. – Ка­кой же плод име­ли вы то­гда? Де­ла, ко­то­рых вы те­перь сты­ди­тесь, ибо ко­нец их – смерть. Но те­перь, осво­бож­дён­ные от гре­ха и от­дан­ные в раб­ство Бо­гу, вы по­лу­чи­ли плод к освя­ще­нию, а в кон­це – жизнь веч­ную» (пе­ре­вод епи­ско­па Кас­си­а­на).

Вот как ри­су­ет Па­вел две пер­спек­ти­вы и два столь раз­ных фина­ла этих дви­же­ний: жизнь во Хри­сте, т. е. в раб­стве прав­де, как он пи­шет, и жизнь в гре­хе, или точ­нее, в раб­стве гре­ху. Что вы­брать, ку­да устре­мить­ся, к че­му тя­го­теть, ко­му ра­бо­тать? Пра­виль­ность и своевре­мен­ность от­ве­та во мно­гом за­ви­сит от яс­но­сти и чет­ко­сти по­ста­нов­ки во­про­са.

При­ме­ча­ния

[1] В Си­но­даль­ном пе­ре­во­де – «сы­ны цар­ства».

Речь идет об иуде­ях, «сы­нах Ав­ра­ама», гор­див­ших­ся сво­ей вре­мен­ной из­бран­но­стью и счи­тав­ших се­бя на­след­ни­ка­ми Мес­си­ан­ско­го цар­ства лишь в си­лу на­цио­наль­ной при­над­леж­но­сти.

На са­мом же де­ле в этом Цар­стве (то есть Церк­ви Хри­сто­вой) на­цио­наль­ный фак­тор упразд­ня­ет­ся. Смот­ри­те: Мф.3:9, Ин.8:39, Рим.9:6-7, Гал.3:7, Кол.3:9-11.

[2] В ка­че­стве ком­мен­та­рия к Апо­столь­ско­му чте­нию этой неде­ли по­ме­ща­ем про­по­ведь про­то­и­е­рея Алек­сандра Со­ро­ки­на, опуб­ли­ко­ван­ную в жур­на­ле «Во­да Жи­вая. Санкт-Пе­тер­бург­ский цер­ков­ный вест­ник» (2007. № 6, с. 10–11).

Источник: //azbyka.ru/days/p-mech-obojudoostryj

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.